Joel on Software

Joel on Software Джоэл о программном обеспечении

 

Руководство по UI дизайну для программистов
Глава1
Глава2
Глава3
Глава4
Глава5
Глава6
Глава7
Глава8
Глава9

Другие статьи сайта "Joel on Software" на русском языке

Другие статьи сайта "Joel on Software" на английском языке

Адрес электронной почты автора (пожалуйста, пишите только по-английски)

 

Руководство по UI дизайну для программистов
Глава1: Все под контролем, или баллада о счастливых пользователях


Автор: Джоэл Сполски
Переводчик: Наталья Лунева
Техническая поддержка и моральная помощь: Алексей Матюшкин
Редактор: Евгений Дурцев
10. 4. 2000

Большинство известных мне программистов, работающих на С++, с большой опаской относятся к созданию пользовательских интерфейсов (UI). Меня это, признаться, удивляет, поскольку программирование UI, на мой взгляд,-- дело простое, очевидное и увлекательное.

Простое -- потому, что самый сложный алгоритм, который вам может потребоваться,-- алгоритм отцентровки одного прямоугольника в другом. Очевидное -- потому, что, сделав ошибку, вы можете ее немедленно увидеть и исправить. Увлекательное -- потому, что вы можете сразу же увидеть результаты вашей работы. Работа по UI дизайну сродни работе скульптора: вы непосредственно ваяете программу.

Мне кажется, страх программистов перед UI программированием объясняется их страхом перед UI дизайном. Они полагают, что UI дизайн похож на дизайн графический: мистический процесс создания классного, необъяснимо художественного материала, затеянный креативными, одетыми во все черное, украшенными замысловатыми пирсинг-узорами людьми, небрежно потягивающими абсент через трубочки. Себя же программисты оценивают как логически мыслящих аналитиков: блестящее умение аргументировать, слабовыраженный художественный вкус. К тому же, пьют они растворимый черный кофе. И поэтому работать над UI дизайном они не могут.

На самом деле, UI дизайн достаточно прост и рационален. Это не мистическое действо, для успешного выполнения которого необходим диплом об окончании художественной школы и хаос ярко оранжевых волос на макушке. Существует рациональный подход к пользовательским интерфейсам с набором простых, логичных правил, которые можно применять всякий раз, когда возникает необходимость улучшить интерфейс программ, над которыми вы работаете.

Я не собираюсь читать вам проповедь на тему "Дзен и искусство UI дизайна". Это вовсе не искусство и не буддизм. Это просто набор правил. Рациональный и методический подход. И создана эта книга для программистов. Это значит, что я исхожу из того, что вам не нужны инструкции на тему, как создать панель меню. Скорее, вы размышляете о том, что вам выложить на эту панель (или нужна ли она вам вообще). Я познакомлю вас с аксиомой дизайна, которая лежит в основе любого хорошего UI дизайна, и понять ее смысл -- дело не такое уж и сложное.

Свою рабочую карьеру я начал на большой промышленной хлебопекарне. На хлебопекарне было установлено шесть линий по производству хлеба. Каждые две линии были оснащены одним тестосмесителем, рассчитанным на производство 180 килограммовых кусков теста, которое могло направляться на левую или правую линии:

По крайней мере, так оно выглядело на бумаге. На самом деле, смеситель C еще не был установлен, так же как третья и  пятая линии. Поэтому, все производство выглядело так:

Внимательные читатели уже могли воскликнуть: "каким же образом тесто из смесителя B попадало на шестую линию?" Так вот, как раз в этот момент на сцене появляется крошка Джоел. Можете этому верить или нет, но моя работа заключалась именно в том, чтобы стоять по левую сторону от смесителя B, ловить с помощью огромного чана на колесах гигантские 180 килограммовые куски вылетающего из смесителя теста, перетаскивать чан к 6-ой линии и вываливать на нее тесто. И так каждые 10 минут, с 10 часов вечера до 4 утра.

В работе существовали и дополнительные трудности. Шестая линия, в действительности, не могла сразу справиться со 180 килограммами теста, поэтому мне приходилось резать его огромным ножом на десять кусков. Я даже не хочу описывать, насколько абсурдно тяжелой была эта работа.

Понятно, что в течении первых нескольких дней у меня не получалось ничего. Работа казалась невыполнимой. Каждая клеточка моего тела ныла и обливалась слезами. У меня болели даже те места, о существовании которых я не подозревал.

Сначала я просто не мог постоянно наполнять шестую линию тестом. Каждый раз, когда поток теста прерывался, на конвейре образовывалась пустота. Пустота вкатывалась в печь, печь (поддерживающая постоянный уровень энергии даже при уменьшенном количестве теста) перегревалась, хлеб подгорал. Иногда шестая линия останавливалась, но смеситель в том же темпе продолжал выбрасывать тесто, и я уже не знал, где найти очередной чан для хранения теста. Когда такое происходило, мне приходилось мыть и смазывать маслом пол для того, чтобы сначала швырять тесто на пол, а затем его отдирать. Не могу сказать, что это был оптимальный вариант, поскольку пролежавшее больше получаса тесто перекисало, и испеченный из него хлеб был, м-м-м... ну, не самым вкусным. Отодранное от пола тесто приходилось рубить на пятикилограммовые куски и класть их по отдельности в смесь для следующей порции.

Спустя неделю я уже поднаторел настолько, что, если мне не изменяет память, из каждого 10-минутного цикла урывал две минуты для отдыха. Я разработал точную процедуру и понял, что делать со смесителем, когда линия останавливалась.

И у меня появилось время, чтобы поразмышлять о том, почему некоторые дни оказываются более удачными чем другие.

И в один прекрасный день, предаваясь подобным размышлениям, я заметил, что у одного из чанов плохо поворачиваются колеса. Иногда этот чан отказывался катиться в нужную мне сторону, и я врезался в какую-нибудь фиговину, стоящую на пути. Это вызывало легкое неудовольствие. В другой раз, когда я подтягивал цепь, чтобы приподнять чан, я царапался -- совсем чуть-чуть - о мелкую металлическую зазубрину на цепи. Еще одно маленькое расстройство. В другой раз, когда я бежал с пустым чаном к смесителю, чтобы подхватить очередное извержение теста, я подскальзывался на капле разлитого на полу масла. Нет, я не падал, заметьте, но -- очередной маленький, крохотный повод для расстройства.

Бывали и другие дни -- дни маленьких побед. Я научился самым точным образом определять время производства теста, так, что свежее тесто появлялось на несколько секунд раньше того, как заканчивалась порция теста на линии печи. Это было гарантией выпечки лучшего хлеба из свежайшего теста. Бывали победы и того меньше: я замечал, как кусочек теста вылетал из смесителя и прилеплялся к стене, и я тут же -- хоп! -- небольшим мастерком, который всегда был у меня в заднем кармане брюк, снимал его со стены и бросал в мусорный бак. Йес! Или, разрезая тесто на куски, я просто чувствовал, как легко и свободно идет нож. Краткие моменты удовлетворения, когда мне удавалось контролировать окружающий меня мир, пусть даже и самым незначительным образом.

Вот так и проходили мои дни. Пучок маленьких расстройств, букетик маленьких побед. Но все они суммируются. Даже, на первый взгляд, незначительное, единичное событие оказывает влияние на наше настроение. Наше эмоциональное я не интересуют количественные характеристики явления, только его качество.

И так я стал понимать, почему некоторые дни приносили большее удовлетворение, чем другие: эти дни были наполнены большим количеством маленьких побед и малым количеством мелких неудач.

Спустя несколько лет, уже учась в колледже, я познакомился с психологоческой теорией доктора Мартина Е. П. Селигмана (Dr. Martin E.P. Seligman) под названием "Приобретенная беспомощность" (Learned Helplessness). Центральный тезис этой теории, подтвержденный годами исследований, гласит: состояние депрессии часто вырастает из чувства беспомощности, когда человек ощущает, что не может контролировать происходящее.

Уверенность в том, что вы контролируете происходящее, в том, что ваша работа результативна, напрямую связано с чувством удовлетворения. Злость, разочарование, огорчение сопровождают вас, когда что-то, пусть даже и незначительное, выходит из-под вашего контроля. На вашей клавиатуре западает клавиша "пробел". Вы печатаете и замечаете, что некоторые слова написаны слитно. Вы нажимаете "пробел", еще раз, еще раз -- и ничего не происходит. Раздражение и злость нарастают. Что-то случилось с ключом к двери подъезда: он заедает каждый раз, когда вы пытаетесь его повернуть. И вы вновь раздражаетесь. Подобные мелочи накапливаются,-- неудовлетворенность повседневностью растет. Они кажутся слишком пустячными, чтобы о них задумываться (ну посудите сами: в Африке люди умирают от голода, куда уж тут огорчаться по поводу каких-то клавиш!), и тем не менее, они влияют на наше настроение.

Оставим на минуту наши психологические измышления и вернемся к компьютерам.

И придумаем типичного пользователя Windows по имени Петя. Помните о том, для кого вы создаете пользовательский интерфейс, -- и ваша работа будет значительно облегчена. Чем большим количеством реальных человеческих качеств вы наделите своего воображаемого пользователя, тем лучше будете осознавать, как он может использовать ваш продукт. Итак, Петя. Он работает бухгалтером в издательстве технической литературы, Windows исползует уже в течение шести лет на работе и немного дома. Компетентен, разбирается в технике. Инсталлирует программное обеспечение на своих компьютерах, почитывает журнал  "PC Magazine" и как-то раз программировал несложные Word макросы, чтобы помочь симпатичной секретарше в бюро с рассылкой счетов. Дома у него кабельный модем. Петя никогда не работал с Macintosh. "Они слишком дорогие", -- скажет он вам, -- "компьютер на 700 Мгц с памятью на 128 Мб можно купить за..." Да, Петр, мы поняли. Однажды подруга Петра, Марина, просит его помочь ей с ее новым Мacintosh iBook: ей ужасно понравилась эта светящаяся коробочка... Петя вздыхает, садится за компьютер и мрачнеет. "Ненавижу эти штучки." Наконец-то, он разобрался, что к чему, но его вывод однозначен: "У Маков -- совершенно идиотский пользовательский интерфейс."

Идиотский? Что он несет? Спроси у любого ребенка, и он тебе скажет, как удобен и элегантен интерфейс Мacintosh!

В чем же дело? Вот мои предположения.

В Мacintosh, если вы хотите передвинуть окно, нужно ухватиться мышью за любой край окошка и потянуть его. В Windows нужно тянуть за панель заголовка. Если же вы потянете за край окна, изменится форма окна. Бедный Петя пытался расширить окно, потянув за правый его край. К его разочарованию, глупое окно просто переместилось.

В Windows, чтобы закрыть диалоговое окно, нужно щелкнуть либо клавишей "enter", либо "пробелом". В Мacintosh "пробел" не работает. Зато можно просто кликнуть мышью. В первый раз, когда Петр пытался закрыть диалог, он нажал на "пробел", -- действие, которое он совершенно неосознанно совершал последние 6 лет. Ничего не случилось. Опять-таки не осознавая происходящего, Петя еще раз, уже сильнее, нажал на "пробел": возможно, Мacintosh не зарегистрировал его первого нажатия. Так вот, нет -- зарегистрировал, но -- не отреагировал: ему было до лампочки! Пришлось Пете воспользоваться мышью. И нахмурить брови.

Петр знал команду Alt+F4 для закрытия окон. В Мacintosh эта команда меняет громкость. Петя хотел кликнуть по иконке Internet Explorer на экране, которая была частично закрыта другим окном. Он нажимает Alt+F4, чтобы закрыть окно, и тут же делает двойной щелчок мышью по иконке. Alt+F4 увеличивает громкость и не закрывает окно, и поэтому двойной щелчок мышью активирует клавишу помощи на панели инструментов окна, которое Петр хотел закрыть, и, соответственно, открывает окно помощи. Петя, который просто хотел закрыть мешавшее ему окно, сидит теперь перед двумя открытыми и совершенно ненужными ему окнами.

И брови его сдвигаются еще сильнее. К концу дня они вытянуты в одну гневную линию. Компьютер ему не подчиняется. Ни клавиша "пробел", ни Alt+F4 не работают, как если бы они вышли из строя. Окна его не слушаются: перемещаются, когда он хочет их расширить. На подсознательном уровне чувство потери контроля переходит в ощущение беспомощности, и затем в состояние неудовлетворенности. "Мне нравится мой компьютер",-- говорит Петр, -- "на нем все настроено так, чтобы мне было удобно на нем работать. Эти Маки неуклюжи и неудобны в использовании. Им следовало бы сделать нормальную операционную систему под этим красивым логотипом, а не разбрасываться яблоками в подворачивающихся Ньютонов все эти годы. Полный облом!"

Петр прав, уж мы-то знаем. Его ощущения возникли вопреки тому факту, что Мacintosh, на самом деле, прост в использовании -- для пользователей Мacintosh. Нет общего правила, которое определяет, по какой команде закрывается окно. Программисты Microsoft, которые предположительно копировали интерфейс Мacintosh, возможно считали, что они добавляют классную функцию, которая позволяет изменить размер окна, когда вы тянете за его край. Программисты МacOS 8.0 скорее всего были убеждены, что они добавляют классную функцию, которая позволяет вам перемещать окно, когда вы тянете за его край.

Большинство дебатов по поводу пользовательских интерфейсов совершенно излишни. Windows лучше, потому что они предлагают больше способов менять размер окна. Ну и что? Суть-то не в этом. Суть в следующем: реагирует ли пользовательский интерфейс так, как пользователь того ожидает? Если нет, пользователь будет ощущать собственную беспомощность и невозможность контролировать ситуацию, то же, что чувствовал я, когда колеса моего чана для теста не поворачивались в нужную мне сторону, и я врезался в стену. Бум.

Пользовательский интерфейс очень важен, поскольку он влияет на чувства, эмоции, настроение пользователя. Если дизайн неадекватен, пользователь чувствует, что он не может контролировать созданное вами программное обеспечение, он будет недоволен и несчастен, в буквальном смысле, и виновато в этом будет ваше программное обеспечение. Если же дизайн удобен и работает так, как пользователь того ожидает, он будет в хорошем настроении претворять свои маленькие цели в жизнь. Ого! Я залил CD! Получилось! Классная программа!

Чтобы люди чувствовали себя счастливыми, нужно дать им возможность ощущать, что ситуация находится под их контролем. Для этого вам нужно уметь правильно интерпретировать их действия. Пользовательский интерфейс должен вести себя так, как этого ожидают пользователи.

Итак, основная аксиома UI дизайна гласит:

Хороший дизайн пользовательского интерфейса подразумевает, что программа соответствует ожиданиям пользователей о том, как она должна себя вести.

Все остальное -- следствия.



> Глава2

В английском оригинале статья называется User Interface Design for Programmers Chapter 1: Controlling Your Environment Makes You Happy  

Джоель Спольски - основатель Fog Creek Software, небольшой компании по
разработке программного обеспечения, расположенной в Нью-Йорке.
Окончил Йельский Университет, работал программистом и управляющим в
Microsoft, Viacom и Juno.


Содержимое этих страниц представляет собой мнение одного человека.
Всё содержимое Copyright ©1999-2005  by Joel Spolsky. All Rights Reserved.

FogBUGZ | CityDesk | Fog Creek Software | Joel Spolsky